ТОМСКИЕ ПОРТАЛЫБизнес|Красота и здоровье|Отдых, туризм|Город70Online Media - сайты и программы

Туры1

Томские турфирмы

Skype & ICQ-консультанты

Санатории, базы отдыха


Все статьи | Чужие страны | Дети двух культур

Ганновер (ОРНИС) – «Сейчас в Германии очень модно, когда дети вырастают в двуязычной среде», - считает Евгений Кункель, студент факультета изобразительных искусств Высшей школы музыки и театра Ганновера. О том, что это такое – быть человеком двух культур одновременно, Евгений знает не понаслышке. Он родился и вырос в России, но, когда ему было пятнадцать лет, его родители решили уехать в Германию.

- Мы попали в восточную часть страны, - рассказывает Евгений. - Тогда местные жители еще мало знали о том, кто такие «русские немцы». Мне приходилось объяснять, почему я приехал, почему у меня есть право здесь находиться. Для коренных немцев все, кто приехал из России, – русские. Они не выделяют украинцев, казахов или российских немцев. А русские ассоциировались в первую очередь с военными, которых коренные жители в большом количестве видели на улицах своих городов во времена существования СССР. Мы с семьей первое время жили в общежитии для переселенцев, общение шло только на русском языке. Я учился в обычной немецкой школе, язык понимал, но разговаривать первое время было трудно. Постепенно освоился, но акцент остался. Слушаю запись собственной речи и чувствую, что говорю с акцентом. Это из-за того, что я приехал в таком возрасте, когда нельзя выучить другой язык так же хорошо, как родной. Хотя сейчас уже на немецком мне легче общаться, чем на русском. Из-за акцента и внешности меня часто принимают за поляка. Многим только через полгода после знакомства приходит в голову спросить, откуда я.

За те пятнадцать лет, которые Евгений прожил в Германии, отношение к выходцам из стран бывшего СНГ изменилось. Теперь в своей непопулярности «русские» уступают только туркам.

- Турков коренные немцы больше недолюбливают. Нас как-то не так. Многое зависит от того, кто и как долго здесь живет. Тех, кто прожил лет 20-25, уже не отличить от немцев. А те, кто приехал лет 10-15 назад, зависли где-то между двумя культурами. Уже не русские, еще не немцы. Больше всего в этой категории переселенцев выделяются те, кто в Германии с конца 90-х. Они порой сами загоняют себя в своеобразное гетто. И не любят немцев. Порой я слышу в трамвае, как такие люди критикуют немцев за что-то. В таких ситуациях меня берет зло: «Почему тогда вы здесь, если до такой степени не нравится?!»

С тех пор, как Евгений уехал из России, он еще не разу не приезжал обратно.

- Мне хочется съездить, но все откладываю. Сначала думал: «Получу диплом – съезжу», потом решил поехать летом этого года. Если моей девушке – она немка - будет интересна Россия, я ей покажу эту страну.

В ответ на вопрос о том, приходилось ли Евгению сталкиваться с какими-нибудь стереотипами о русских, художник улыбается.

- Немцы считают, что, если я русский, то должен быть постоянно грустным и пить водку. А когда выпью, вроде как становиться веселым и танцевать на столе. Когда немцы приглашают меня на праздники, они специально покупают водку. А когда я отказываюсь выпить, удивляются. Порой у меня складывается впечатление, что у немцев со мной больше сложностей, чем у меня с ними. Ведь у них есть определенное мнение, стереотип. Они не понимают, что после тех 15 лет, которые я здесь прожил, я отличаюсь от них меньше, чем от жителей России. Я чувствую себя сейчас обычным европейцем.

Мария Янцен, студентка Ганноверского университета, только в последний момент узнала о том, что скоро её семья должна будет уехать из России.

- Родители молчали до конца, - рассказывает Мария. - Об отъезде сказали только тогда, когда все бумаги были собраны. Мы с братом очень радовались, потому что дядя и бабушка уже жили в Германии, ехали сюда с легким сердцем. В новом классе меня приняли очень хорошо, сильно помогла освоиться учительница. Она заботилась о том, чтобы я выучила язык. Когда в школе ставили театральные сценки и концерты, она могла дать мне главную роль, хотя язык я почти не знала. Думаю, если бы у меня не было такой учительницы, немецкий я бы так быстро не выучила. После того, как я окончила школу, я часто приходила к ней в гости. Моему брату с учительницей не так повезло. Язык он учил медленнее, чем я. Но в целом нам обоим было легко прижиться в Германии. У брата сразу появились друзья, с которыми он играл в футбол. Мне поначалу было тяжелее с девчонками контакт найти, но когда я начала разговаривать, никаких проблем уже не было. И сегодня многие удивляются тому, что я русская. Спрашивают: «Ты здесь с детства? Откуда язык знаешь?» По мне не видно, что я родилась не в Германии. Однажды на дискотеке я познакомилась с парнем, долго с ним разговаривала, речь зашла про национальности. Он начал говорить что-то про русских, на что я спросила: «Извини, а ты думаешь, я кто?» - «Ну… немка, конечно». Он был очень удивлён, когда узнал, что я родилась в России.

- Часто бывает, что немецкая молодежь рассуждает о том, чего совсем не понимает, продолжает Мария. - Нередки высказывания типа таких, что «русские пьют и забирают у нас работу». Мне это очень неприятно слышать, хотя русских друзей у меня почти нет. Может, я просто не тех русских знаю: многие из них заканчивают школу и дальше не продолжают учебу, а я стала студенткой. Поэтому общих тем для разговора у нас нет. Дома с мамой я разговариваю по-русски, с братом - по-немецки. На русском с ним говорим, если только хотим, чтобы окружающие нас не поняли. Мама на немецком боится разговаривать, хотя многое понимает. Детям действительно проще учить язык – у них нет комплексов и страха
сделать ошибку…

Больше всего Мария Янцен скучает по русскому лесу.

- Если честно, большого интереса к тому, что происходит в России, нет. Последний раз мы там были шесть лет назад, и для меня было понятно, что я в гостях. Но я часто вспоминаю леса и горы, которые были вокруг родного Саяногорска. Вот этого мне очень не хватает. В Германии нет такой природы. Там у нас практически за дверью горы были, а в лесу можно было ребенку орать и вопить и костёр жечь – никто тебе ничего не говорил. В Германии на все нужно разрешение. Орать нельзя – лисичек напугаешь. По деревьям лазить нельзя - обломаются ветки. Огонь делать тоже нельзя – полиция боится, что лес будет гореть. Для шашлыков есть специально отведенные места. В лесу все ходят по специальным тропинкам. С одной стороны, это приятно - лес чистый. Но деревья растут, как по линеечке, а это уже не лес.

Для себя Мария решила, что своих детей будет обязательно обучать русскому языку в дополнение к немецкому.

- Моя мама будет их учить. Хотя думаю, что я вряд ли когда-нибудь вернусь в Россию. После того, как провела большую часть своей сознательной жизни здесь, я не смогла бы вернуться, да и язык уже не очень хорошо помню. Хотя я по-прежнему считаю, что я русская.


Статья предоставлена информационной службой ОРНИС
Екатерина Андреяшева (© ORNIS, 20 апреля 2007)
Фото: Татьяна Маршанских

Опубликовано: 15 Августа 2007

Рейтинг статьи: 0

Вы можете оценить эту статью. Для выставления оценки Вам необходимо авторизоваться на сайте.
Если Вы еще не зарегистрированы на нашем портале, это можно сделать здесь. Ваше мнение очень важно для нас, спасибо!


Написать комментарий