ТОМСКИЕ ПОРТАЛЫБизнес|Красота и здоровье|Отдых, туризм|Город70Online Media - сайты и программы

Туры4

Томские турфирмы

Skype & ICQ-консультанты

Санатории, базы отдыха


Все статьи | Путешественники | Смачний Шматочок для дикаря

Мой старый добрый товарищ Рома - человек исключительных талантов. И швец, и жнец, и на дуде игрец. Помимо всего этого он еще и грандиозный путешественник-дикарь. Безвозвратно уже ушедшим от всех нас летом Рома совершил вояж в Крым и Одессу и теперь, лениво наблюдая в холодное окно за круговоротом воды в природе, он вспоминает, как это было.  

Пролог
- Почему, собственно, Крым? Потому что меня непонятным образом манило слово Коктебель. Я знал, что находится это где-то в Крыму.

Коктебель

Справка от Отпуск.Томск.Ру
Коктебель... Это слово тюркского происхождения (кок-тэпэ-эль - край голубых вершин).
Года рождения Коктебеля никто не знает. Но известно, что уже в XV в. на его территории находилось крупное средневековое поселение, превратившееся со временем в морской торговый город. Долины вокруг Карадага издавна были обитаемы. Свидетельство тому - каменные шлифованные молотки, найденные у восточного склона горы Святой. подробнее >>

Коктебе́ль (укр. Коктебель, крым. Köktöbel) - посёлок городского типа на востоке Крыма, в 20 км к юго-западу от Феодосии, на автодороге Феодосия - Алушта. Расположен на побережье Чёрного моря, на берегу Коктебельского залива, у подножия вулканического массива Карадаг. инфо от Википедии >> 

Кроме Коктебеля повелся еще на Одессу - шпионский рай, город мошенников и проституток. Три года назад я уже был примерно в этой степи - в Сочи, так же дикарем. Но Сочи сейчас откровенно зажрался со своей Олимпиадой, там очень дорогое жилье. Хотелось чего-то другого, другого моря.

Поэтому в середине июля я и мой столичный товарищ сели в Москве на поезд до Симферополя. Состав был украинским - все инструкции на украинском языке, залихватский хохол проводник, в общем, забавный паровоз. С нами в одном плацкарте ехала актерская семья из Одессы - в Москве они посещали какой-то семинар у Любимова на Таганке - длинногривый бородатый актер Миша и его жена худрук Галина.

Миша был внушительных размеров - килограмм 120 и всю дорогу лежал, так как был с чудовищного перепою и категорически страдал похмельем. Как потом выяснилось, он оказался не простым актером, а актером-кукольником. Худрук Галина постоянно приносила ему воды. Миша не мог произнести ни слова и только лишь мычал, чуть приподнимая голову в тот момент, когда надо было прекращать лить в него воду. Мы все очень ему сочувствовали, весь вагон буквально. Первыми словами Миши были: «На Джанкое не подходите к цыганам», - после чего он снова уснул.

Когда мы вышли на Джанкое, нас, естественно, окружила толпа цыган. Но я уже был «заряжен» Мишей, т.е. знал, что цыган нужно не любить. Они хотели взять у меня монетку на какие-то собственные нужды. Монетку я не дал. В ответ они крикнули мне что-то обидное, а я убежал в поезд - трусливо, но очень гордый собою: как я всех обманул, обвел вокруг пальца, купил только какой-то пирожок и быстро скрылся.

Все почему-то боялись границы: солдаты, собаки, досмотр. Однако все было на редкость спокойно, без приключений. Поставили какие-то штампы на специальных бумажках, сказали, чтобы бумажки эти не теряли: «Потеряете - Вас не выпустят, снимут на обратном пути с поезда в Харькове». Поэтому бумажка у меня всегда была рядом с сердцем.

Часть 1. Севастополь
- Поезд шел до Симферополя - это практически самый центр Крыма, главная железнодорожная развязка. От него можно добраться куда угодно - в Керчь, Феодосию, Ялту, Алупку и т.д.. Сидя на перроне, мы кидали кости - в каком направлении двинемся дальше. Выпал город-герой Севастополь, место морской славы нашего общего когда-то отечества.

Еще в поезде я понял, что только лохи арендуют жильё прямо на вокзале - там как всегда все дорого. Об этом я и сообщил своему компаньону, - что мы поедем в какую-нибудь местную пердь и там станем искать дешевое жилье. Я даже выработал систему, как втереться в доверие аборигенов и выведать у них дорогу. Покупал три раза шаурму и, пока мне ее готовили, завязывал непринужденный разговор: «Ну, что тут у вас вообще... Где, мол, не для лохов?» Мне говорили, ну, вот там-то и там-то. В итоге мы отправились в какие-то севастопольские черемошники, в самый бандитский и хулиганский район, и нашли там койко-место за пять долларов в сутки.

Это была типичная летняя хибара. Что на море еще надо? Все пространство вокруг было усеяно такими вот хибарами. Возвращаясь в первый же вечер с моря, мы элементарно заблудились в этом однообразии. Темнеет здесь в восемь вечера, телефон у хозяев я не взял, гордо сказав - увольте, мол, сами найдем дорогу, не маленькие. Так вот, поплутав с полчасика, мы ужаснулись: все вокруг одинаковое и какое-то невозможно страшное, а рядом ходят хулиганы... Но Бог миловал.

Хозяева жили рядом с нами, в своем доме. Наш же был чем-то наподобие домика для гостей, состоящего из трёх-четырёх комнат. Периодически в соседний нумер кого-то подселяли. В начале это был геодезист Серега из Москвы. Он приезжал к брату. Брат у него моряк, как сейчас помню. Потом наш теремок дополнила прокурорша из Белоруссии, которая подозревала, что мы крадем у нее колбасу. Было дело, но - по ошибке. В доме стоял один холодильник на всех. Я как-то случайно выпил кефир своего товарища, а он почему-то подумал на прокуроршу и решил отомстить - съел ее полпалки колбасы. Потом гордо рассказал мне об этом - как он ее жестоко наказал, на что я невозмутимо признался, кто на самом деле выпил кефир. Вот такой казус.

Человека, который посягнул на ее колбасу, прокурорша вычислила сразу, чисто интуитивно, по образу. У меня он был более приличным, и она смотрела на меня нормально, а вот посягателя буквально сверлила взглядом. Мы с ней вечером сидели на крыльце, и я признался ей, что тоже юрист. «Ну, сколько у вас там получают? - спрашивала она. - Как там, не зажимают?» - «Зажимают, - говорю, - а как без этого?»

Нашу идиллию омрачил один неприятный случай: милого геодезиста Серегу побили. Он пришел с большим синяком, без денег, без паспорта, без барсетки, где все это и лежало. Вероятнее всего, Серегу отметелила местная голытьба, с которой в тот вечер лично мы разминулись минут на 20 после Сереги. А брат у него служил в Балаклаве - гордость имперского флота, цитадель! Там стояла пришвартованная яхта Макаревича. А напротив - генуэзские крепости, черт возьми!

В Севастополе вообще много всего, и вершиной этого является Херсонес.

Херсонес

Справка от Отпуск.Томск.Ру
Херсонес Таврический, или просто Херсонес, в византийское время -город, основанный древними греками на Гераклейском полуострове, на юго-западном побережье Крыма. Ныне Херсонесское городище расположено на территории Гагаринского района Севастополя. На протяжении двух тысяч лет являлся крупным политическим, экономическим и культурным центром Северного Причерноморья. подробнее >>

Старый античный город. Мой московский товарищ Петя - человек, искренне влюбленный в археологию, в банки-склянки, во все старое и пыльное, обшарил эти руины от и до. Он мог целый день возиться и, обнаружив что-нибудь, предоргазменно кричать: «Смотри - Баптистерия! Смотри - Трехабсидная камера! Целых три абсиды! Ничего себе!»

Справка от Отпуск.Томск.Ру
Баптистерий (греч. baptisterion - кyпель), крещальня, помещение для крещения; в странах Западной Европы Б. - часто отдельно стоящее сооружение, круглое или восьмигранное в плане, завершенное куполом. Внутри Б. украшались мозаикой, скульптурой; посредине находилась купель для крещения. Наиболее известны итальянские Б. в Равенне (середина 5 - начало 6 вв.), Пизе (начат в 1153), Флоренции (11-13 вв.), Парме (1196-1307). Большая Советская Энциклопедия

Абсида или апсида, архит. свод, арка, ниша; всякая полукруглая и выступающая часть строения.- А. алтарная - полукруглая ниша, покрытая полукупольн. сводом, в восточной части византийских храмов для помещения алтаря; в древнерусск. храмах было по 3 А.: для престола, ризницы и жертвенника. Большая Советская Энциклопедия

Надо ли говорить, что брать экскурсии нам было ни к чему? Петя мог заткнуть за пояс любого экскурсовода, как он сделал это один раз с ротой библиофилов на Арбате. Они, признав Петино величие, подарили ему дорогущую книгу по архитектуре. Здесь было то же самое: он ориентировался по абсидам, определял век, в общем, упражнялся парень.

В Херсонесе мы посетили античный театр, вернее, его развалины. Давали представление по Эсхилу. Потрясающий спектакль, с огнями среди руин на фоне морского вечера. Собралась толпа. Вход платный, рублей 150. Актеры были киевлянами и играли перед нами в трагифарс, т.е. в его современное переосмысление. Херсонес, кстати, - это большой музейный комплекс, за вход в который нужно платить. В нем есть место, где купаться. Причем купаешься там практически на костях, среди руин и останков. Ты заходишь в воду по этим трехабсидным камерам, баптистериям, старым клозетам и заплываешь в тихую заводь: очень приятное море, бирюза. Гораздо лучше, чем где-либо.

Часть 2. Одесса
- Пробыв в Севастополе пять дней, мы решили, что нужно двигаться дальше. На Одессу. В Одессе жили где-то на Фонтане - почти в центре города. Было очень много веселых моментов. Например, иду я по местному базару, а навстречу мне, по-видимому, коренной одессит. Он кричит мне: «Привет, интеллигентская морда! Ты, наверное, из Питера?» - «Нет», - отвечаю. Он мне: «Да, не ври, не ври, сразу видно» - «Хорошо, из Питера», - быстро соврал я. «За «Зенит» болеешь?», - спросил он. «Да», - говорю. «А все равно Тимощук наш!» - сказал он и пошел дальше. Так и поговорили.

В одесский трамвайчик я как-то помог залезть старушке, на что она сказала: «Как я люблю вас, одесситы!»

Одесса - город больших и дорогих искусов. Часто слышна иностранная речь, все таблички дублируются, т.е. украинский - английский. Особенно меня поразила неоновая вывеска прокуратуры города Одессы. Зеленый такой, гламурный неон.

Я несколько раз терялся здесь. Серьезнее всего - в каком-то дачном пригороде. Решил погулять, а, поскольку натура блудящая, да еще и вечер, я заблудил в абсолютно непонятное место. Купил себе ряженки и сырка, как настоящий студент-турист, долго искал место, где бы присесть поесть, в итоге сел на какое-то колесо. Поел, огляделся и понял, что я совершенно потерялся. Да еще все эти сволочи одесситы неправильно показывают дорогу.

Сначала мне объяснял один, я сказал - понятно, уже пошел, а мне вслед: «Нет, нет, совершенно неправильно идешь». Я возвращаюсь и с укором так говорю: «Ну что же Вы мне неправильно сказали?» Тут из сумерек выползает какой-то мужик и говорит: «Да он вообще слабоумный, дурачок то есть. На самом деле нужно идти вот так», - тычет он пальцем в темноту. Дурачок сидит, глазами хлопает, мол, ну а что я?

Эти два старых одессита послали меня на какую-то бойню, не то мясо- не то кито-. Страшное название, в общем. А мне нужно было выйти на простую и безобидную улицу Гаршина. Они мне: «Пойдете на китобойню, повернете налево, потом направо, пройдете - увидите киоск, потом налево, потом... ты меня понимаешь?», - неожиданно спрашивают они. «Да», - отвечаю. «Ты все запомнил?» - «Нет», - честно признаюсь я. «То есть ты меня не понимаешь?» - не унимаются они. «Да, если честно, не совсем...», - начинаю оправдываться я. «А-а! Ты меня не понимаешь... - четко, по слогам, с укором проговаривают они. - А куда, говоришь, тебе надо пройти?»

Как признают сами одесситы, город очень много потерял после последнего оттока еврейской диаспоры. Юмор-то одесский, он же, в основном, еврейский. А сейчас очень много носителей этой культуры эмигрировало. Бабушки в трамваях говорят: «Э-э... это не та Одесса, что была раньше. Раньше в трамвае было весело ездить: люди общались, шутили. Сейчас не то...» Но все же какая-то часть одесского колорита явно сохранилась. Каждый второй одессит считает, что, как бы, комильфо подшутить, сказать тебе что-нибудь эдакое. По доброму, естественно. Там все охотники до шуточек.

Облазил я почти всю Одессу, только на Привозе не был. Это место, где продают рыбу, и находится оно в двух минутах ходьбы от вокзала. Там жутко, нет, не то слово, - адски воняет рыбой. Днем там делать нечего, рыба в жару очень быстро портится, и, если ехать за ней, то только в семь-восемь часов утра. Но лично мне было тяжко идти на Привоз в это время. Рано утром я, как пионер-спортсмен, бегал купаться на море. Кстати, оно там довольно холодное. В Севастополе море лучше. Но там я один раз получил настоящий кайф, когда пришел на пляж в шесть утра. Вокруг не было никого, кроме двух бегающих пенсионеров и чаек. Сделал заплыв, потом еще один, а потом на каждом метре слоями лежали люди. К девяти утра на пляже нет свободного места. Это плохо. Когда чайки и пенсионеры - идеально. Только не больше двух. Три - это уже много для меня.

Эпилог
- Конечно, это очень бюджетный вариант отдыха - ехать в Крым дикарем. Предложи мне бесплатную путевку, я бы взял путевку. Мне не настолько дорог дикарский отдых. Но санаторский отдых - это все-таки определенный ритм. Завтрак-обед-ужин. Опоздаешь на ужин, значит, не дадут тебе ужин. Разбейся вдребезги, но встань в девять утра на завтрак. А дикарем ты ни к чему не привязан. У дикарей все динамичнее. Я вот мозоли себе набил жесткие, потому что много где ходил.

Летом у России с Украиной великая дружба: не надо ни регистрации, ничего. С российским паспортом легко въезжаешь и выезжаешь. Пугали меня, конечно, что, дескать, на обратном пути алкоголя нельзя много вывозить. Но, если захотеть, можно вывезти все, что угодно, и сколько угодно.

В Крыму я встречал очень много москвичей. Наверное, вся Москва выезжает сюда на летний период. Потому что дешево. Главная Мекка здесь, конечно, Казантип. Но в этом году у меня с ним не получилось. Зато откушивал в множестве тематических украинских кафе, с очень милыми названиями, типа «Смачнiй Шматочек» («Вкусный Кусочек»).

Там очень внимательно и трепетно относятся к своей традиционной кухне. Готовят просто великолепно. Особенно в Одессе, где, как говорят местные жители, «просто нельзя плохо готовить».

Бонусi
- Единственно, что немного огорчило, так это отсутствие хорошего домашнего вина. Паршивым оно там оказалось. В Сочи с этим намного лучше - вино вполне приемлемого качества, дешевое, и продается на каждом углу. В Крыму же оно скверное и дорогое, да еще и редкое.

Зато есть замечательные винные заводы. Есть такой «Инкерман», на котором побывал Депардье, а потом даже выкупил какую-то линейку (об этом на каждом углу кричат). Коктебельский завод, где льют весьма и весьма приятные молодые вина. Мы брали их прямо с конвейера. В одну из таких закупок я познакомился с милой сотрудницей завода. Она была уже с каким-то некрасивым мальчиком, как выяснилось, он просто раньше с ней познакомился, но потом она переключилась на меня. Я вел себя широко - накупил много вина, поил ее им на катере, а некрасивый мальчик хмурился и что-то бубнил себе по нос. Как выяснилось - работал в НИИ.

Две недели провел я в Симферополе, Севастополе и Одессе. Мой товарищ уехал еще потом в Киев и Львов. А мне нужно было возвращаться на работу, в Томск.

Записал Сергей СОБОЛЕВ

Опубликовано: 2 Ноября 2007

Рейтинг статьи: 0

Вы можете оценить эту статью. Для выставления оценки Вам необходимо авторизоваться на сайте.
Если Вы еще не зарегистрированы на нашем портале, это можно сделать здесь. Ваше мнение очень важно для нас, спасибо!


Комментарии 1

 
Кириченко, айлав ю!
Сыроежкин поджог!
ответить
16 ноября 2007

Написать комментарий